Экономический журнал ВШЭ, 2017 (1) http://ej.hse.ru ru-ru Copyright 2017 Mon, 03 Apr 2017 12:27:38 +0300 Последствия открытия торговли между развитыми и развивающимися странами https://ej.hse.ru/2017-21-1/204556242.html В работе изучаются последствия открытия торговли между развитой и развивающейся странами. В статье изучена модель международной торговли общего равновесия с переменными наценками и двумя странами, обладающими разными относительными запасами факторов производства: трудом и капиталом. Показано, что в более развитой стране (страна с более высоким относительным запасом капитала) заработная плата выше, цена капитала ниже, а совокупные индивидуальные доходы выше, чем в менее развитой стране. Интенсивность торговли выше между менее схожими по структуре факторов производства странами. Также показано, что открытие торговли между двумя схожими по структуре факторов производства странами ведет к увеличению благосостояния потребителей в обеих странах. В случае открытия торговли между странами с сильными различиями в структуре факторов производства – случай торговли между развитой и развивающейся странами – только потребители развитой страны выигрывают, в то время как благосостояние потребителей в развивающейся стране снижается. Данный результат является следствием сильных различий в индивидуальных доходах потребителей между странами, а также высокой себестоимости производимой в развитой стране продукции, которая снижает покупательскую способность импортных товаров в развивающейся стране. Таким образом, рыночное равновесие со свободной торговлей оказывается оптимальным только в случае совпадения индивидуальных доходов между странами. Введение дополнительных мер регулирования экспорта из развивающейся страны даст возможность снизить различия в доходах между странами и, как следствие, выработка соответствующих мер регулирования может позволить снизить неравенство в доходах, что приведет к положительным последствиям от открытия торговли для потребителей в обеих странах. Влияние политики инфляционного таргетирования на динамику прямых иностранных инвестиций https://ej.hse.ru/2017-21-1/204556959.html В работе анализируется возможная с теоретической точки зрения причинно-следственная связь между политикой инфляционного таргетирования и динамикой прямых иностранных инвестиций. Выделяется несколько потенциальных каналов влияния режима инфляционного таргетирования на приток прямых иностранных инвестиций: через снижение и стабилизацию уровня инфляции, через повышение устойчивости макроэкономической среды, через повышение прозрачности монетарной политики и через развитие государственной системы управления и основных институтов рыночной экономики. Таким образом, теоретически подобная связь вполне обоснована, и в ряде эмпирических работ она выявляется. Однако эмпирический анализ панели из 134 стран за период с 1980 по 2014 гг. с помощью метода сопоставления (мэтчинга), основанного на оценке мер склонности, не показал наличия положительного и значимого среднего эффекта воздействия для стран, которые таргетируют инфляцию.Отличие от результатов других работ можно объяснить несколькими причинами. Во-первых, в данной работе используется гораздо более широкая группа стран для контрольной группы, что может снизить смещенность оценок вверх, вызванную влиянием ненаблюдаемых факторов. Во-вторых, в исследовании рассматривается период с 1980 г. по 2014 г., что позволяет учесть тренды, которые проявились после мирового финансового кризиса в 2008 г. В частности, значимость тех факторов, которые определяются инфляционным таргетированием (прозрачность макроэкономической политики, предсказуемость экономической среды), могла снизиться после 2008 г. Это подтверждается тем фактом, что на временном горизонте более пяти лет эффект политики инфляционного таргетирования оказывается незначимым или даже отрицательным.С точки зрения государственной политики данная работа означает, что для развивающихся стран (в том числе для России), которые заинтересованы в увеличении притока прямых иностранных инвестиций в свои экономики, монетарная политика не является бесспорным инструментом для привлечения инвесторов. Влияет ли название на рыночную дисциплину: пример иностранных банков в России https://ej.hse.ru/2017-21-1/204561911.html В данной работе изучается рыночная дисциплина со стороны вкладчиков российских банков со 100-процентным участием нерезидентов в уставном капитале. Мы анализируем влияние сигнала об иностранном происхождении в названии банка на чувствительность прироста вкладов (количественная дисциплина) и процентных ставок (ценовая дисциплина) к рискам банков. Мы предполагаем, что банки, содержащие в названии прямое указание на то, что собственником является иностранная финансовая компания, будут пользоваться большим доверием вкладчиков и менее интенсивным рыночным дисциплинированием, и этот эффект сохранится и в кризис. Альтернативной стала гипотеза потребительского этноцентризма, предполагающая, что сигнал об иностранной собственности станет для вкладчиков стимулом для мониторинга.Мы используем данные по 56 банкам за 2007–2015 гг. Результаты свидетельствуют о том, что если вкладчик по названию может сделать вывод о том, что банк иностранный, он демонстрирует большую чувствительность к снижению достаточности капитала и увеличению кредитного риска, что воплощается в снижении темпов прироста вкладов и увеличении процентной ставки. Таким образом, для рынка вкладов характерны признаки потребительского этноцентризма. Различия в чувствительности к риску вкладчиков банков с иностранным названием и банков, не относящихся к таковым, осталось неизменным в период финансового кризиса для количественной дисциплины. Этот результат немаловажен ввиду того, что в этот период наблюдался переток вкладов из национальных частных банков в государственные и иностранные. Мы также наблюдаем снижение интенсивности ценового дисциплинирования в период кризиса для обеих групп иностранных банков. Влияние ключевых макроэкономических шоков на инвестиции в России https://ej.hse.ru/2017-21-1/204562184.html Устойчивое снижение инвестиций, наблюдавшееся в российской экономике с 2013 г., стало одной из наиболее обсуждаемых проблем. Цель данной работы – изучить вклад отдельных структурных шоков в динамику инвестиций в период с 2003 до 2016 г. Мы проанализируем взаимосвязь между инвестициями, выпуском, кредитами нефинансовым корпорациям со стороны российского банковского сектора, внешним корпоративным долгом, краткосрочной процентной ставкой и реальным обменным курсом рубля, а также ценами на нефть в рамках модели структурной векторной авторегрессии с ограничениями на знаки. В нашей работе мы рассматриваем четыре шока: шок условий торговли, шок изменения зарубежного финансирования (доступа к глобальным рынкам капитала), шок монетарной политики и шок спроса в форме государственных инвестиционных расходов. Основные результаты таковы. Внешние шоки доминируют в динамике российских капиталовложений, причем это касается не только шока цен на энергоресурсы, но и шока доступности зарубежного финансирования. Резкое сокращение доступа к нему после введения в 2014 г. санкций против России оказало большое негативное влияние на инвестиционный спрос. Кроме того, модель определяет роль денежно-кредитной политики с 2015 г. как негативно-нейтральную (тем самым предлагая весомый аргумент в пользу ее смягчения), однако вместе с тем и очень незначительную. На основе наших результатов мы делаем вывод о том, что оперативные меры экономической политики вряд ли способны кардинальным образом изменить ситуацию к лучшему. До некоторой степени улучшить положение дел могло бы снятие экономических санкций против России, но это касается лишь краткосрочного периода. В долгосрочном периоде необходимы реформы, направленные на избавление экономики от столь высокой зависимости от внешних факторов. Фискальная политика в условиях несбалансированной пенсионной системы https://ej.hse.ru/2017-21-1/204562910.html Старение населения и несбалансированность государственных финансов вынуждает правительство проводить реформы для обеспечения устойчивости пенсионной системы. Необходимость проведения пенсионных реформ вызвана тем, что правительство ограничено в возможности покрывать дефициты пенсионного фонда за счет средств государственного бюджета. В работе предлагается модификация модели перекрывающихся поколений, предложенной в статье [Bettendorf, Heijdra, 2006]. Модель была расширена для учета несбалансированной распределительной пенсионной системы и эндогенной ставки процента, играющей важную роль при расчете пенсионных расходов. В работе рассматривается зависимость оптимальной комбинации инструментов фискальной политики от пенсионного возраста, продолжительности жизни, производительности труда и проводится сравнение общественного благосостояния при оптимальном выборе инструментов для случаев сбалансированной и несбалансированной пенсионной системы. Анализ общественного благосостояния показывает, что финансирование дефицита пенсионного фонда за счет подоходного налога является частью оптимальной политики. Также показано, что в случае, когда дефицит пенсионного фонда покрывается за счет средств государственного бюджета, подоходный налог и социальные отчисления являются совершенными субститутами при рассмотрении внутреннего решения. Так, в случае сбалансированной пенсионной системы оптимальные социальные отчисления положительны и направляются на финансирование пенсионных расходов, в то время как оптимальная ставка налога не меняется с увеличением темпа роста населения. В то же время в случае несбалансированной пенсионной системы максимизация общественного благосостояния дает угловое решение, характеризующееся нулевыми социальными отчислениями и положительной ставкой подоходного налога, которая зависит от темпа роста населения, а также пенсионного возраста и производительности труда. При этом несбалансированная пенсионная система при оптимальном выборе социального налога и социальных отчислений позволяет достичь более высокого общественного благосостояния за счет более высокой капиталовооруженности труда, приводя и к более низкому уровню государственного долга в равновесии. Анализ факторов рождаемости в России: что говорят данные РМЭЗ НИУ ВШЭ? https://ej.hse.ru/2017-21-1/204563899.html На протяжении длительного периода времени рождаемость в России не достигает уровня простого воспроизводства населения. Мы изучаем проблему рождаемости, используя данные РМЭЗ НИУ ВШЭ за период 1994–2014 гг. На основании приведенного анализа мы приходим к выводу, что ценности в отношении семьи в обществе изменились, в нашей стране происходит переход к европейским ценностям, где для женщины важна работа и карьера, что приводит к откладыванию рождения детей на более поздние возраста и сокращению количества детей в семье. Все больше распространяются сожительства и внебрачные дети. Демографические факторы оказывают основополагающее и стабильное влияние на рождаемость. В ходе регрессионного анализа мы выяснили, что рождаемость стимулируют наличие партнера, отсутствие детей, отсутствие разнополых детей, проживание в сельской местности, проживание с другими родственниками. Социально-экономические характеристики партнера оказываются незначимыми при принятии женщиной решения о рождении ребенка. Результаты анализа взаимосвязи между образованием и занятостью женщины и ее репродуктивным поведением позволяют предположить, что работающие женщины с высшим образованием не успевают реализовать свои репродуктивные планы. В этой связи государство может стимулировать рождаемость, реформируя рынок труда и создавая более гибкие условия работы для женщин. Необходимо понять, существует ли разрыв между репродуктивными намерениями людей в начале жизни и реализованной рождаемостью к концу жизни, и если да, то в каких социальных слоях он наивысший – именно на это должны быть направлены будущие исследования.